Мой ребенок не такой как все

Мой ребенок — белый вороненок?

мой ребенок не такой как все

«Мой ребенок не такой, как все», — именно с такой проблемой чаще всего обращаются к психологу обеспокоенные родители. Однако если обобщить все их жалобы, то становится понятным, что границы нормы размыты и во многом субъективны.

По наблюдениям психологов, в разряд «особенного» может попасть практически любой ребенок: гиперактивный и медлительный; слишком эмоциональный и замкнутый; чрезмерно общительный и застенчивый; упрямый и чересчур покладистый; импульсивный и заторможенный; уязвимый и «бесчувственный»; вундеркинд и малыш, которому наука никак не дается.

В поисках нормы родители нередко обращаются к собственному детству: «А вот когда я был маленьким». А ведь ребенок не может быть своеобразным клоном, копией, слепком, в буквальном смысле слова продолжением своих родителей. Кроме того, нельзя забывать, что разрыв между поколениями сейчас намного глубже и фатальнее, чем раньше, и, соответственно, гораздо острее стоит проблема «отцов и детей».

Изменение общественного строя, ломка стереотипов, поиск новых идеалов и ценностей, социальное расслоение и одновременно — стремительное развитие новейших технологий. Поколение экранов, мониторов, мобилок живет в другом мире и в другом ритме. Общение между собой благодаря новым средствам коммуникации (Интернет и мобильные телефоны) занимает все больше места в жизни подростков.

Родители не всегда задумываются над тем, что собственного ребенка нужно рассматривать как представителя другой генерации

Чаще всего вопрос о том, что ребенок «не такой», обостряется, когда малыш попадает в детский коллектив и начинает учиться выстраивать равноправные отношения со сверстниками и соблюдать правила субординации со взрослыми. Для малыша — это настоящее испытание, ведь до сих пор он был всем хорош и любим мамой, папой, бабушкой.

И вдруг все пошло наперекосяк: мама грустит, папа злится, бабушка ворчит, что неправильно воспитывают. Первые шаги социализации могут быть очень болезненными — и для малыша, и для его родителей.

Основная задача — не впасть ни в одну из крайностей: либо «все не правы, только мой «особенный» ребенок прав», либо совсем противоположное «у всех дети как дети, а у меня».

Родителям вообще сложно быть объективными по отношению к собственному чаду. Очень часто мы лукавим сами с собой.

И рассуждая о том, что ребенок растет «не такой», не доводим мысль до конца: возможно, не такой, как удобно учителю, или не такой, как нам хочется? Практически нет пап и мам, которых хоть в какой-то мере не затронуло бы родительское тщеславие, — ведь нет слаще чувства, что мой ребенок «лучше всех».

Очень непросто отказаться от лелеемого в мечтах образа «достойного» наследника. Кому-то из отцов хочется видеть своего сына энергичным, все успевающим и обожающим спорт. Мама мечтает побыстрее убедиться, что их малыш обладает незаурядными способностями, а на того нападает судорожная зевота всякий раз, когда он видит книгу

Ребенок — это не только плод семейного воспитания. Рождение нового существа — это великое таинство. В каждом из детей — свой темперамент и интеллект; свой уникальный набор генов; коктейль из разнообразных способностей и наклонностей, не всегда, кстати, приятных.

Лучше всего относиться к своему ребенку как к существу, с которым еще предстоит познакомиться и постараться понять и принять именно таким, каким его создал Бог или природа. И поверьте: нет занятия интереснее, чем узнавать собственное чадо — вам предстоит много открытий, приятных и не очень.

Вы будете удивляться и отчаиваться, радоваться и гневаться. Искать в своей родословной предков с такими же качествами, «вычислять» пагубные влияния со стороны. И все-таки начинать надо с приятия ребенка таким, каков он есть.

А затем вам предстоит долгий путь мягкой корректировки, которая, тем не менее, должна осуществляться твердой родительской рукой: положительные качества стоит поощрять и развивать, отрицательные — сглаживать и даже (если повезет) превращать в достоинства.

Мания «отличия»

Но бывает и другая крайность: ребенок реально имеет проблемы, но родители и не собираются вводить в приемлемые для общества рамки свое ненаглядное чадо. Им нравится, что их ребенок не такой, как все.

Психологи и невропатологи признают, что современные дети гиперчувствительны и возбудимы, нередко они очень одаренные.

Количество нестандартных, особенных, трудных детей настолько велико, что появился особый термин — «дети индиго», обозначающий «детей будущего», которые якобы обладают новыми необычными психологическими характеристиками и моделями поведения.

Термин возник в результате наблюдений Нэнси Энн Тэпп, которая утверждала, что у нестандартных детей особый цвет ауры — темно-синий, или индиго. Теория о существовании каких-то особенных детей стала довольно популярна среди родителей, чье самолюбие тешит мысль о необычности их детей.

Чаще всего это мамы, которые, придя на консультацию к психологу, взахлеб рассказывают о том, насколько уникален их малыш, — особо одаренный, нежный, чувствительный и ранимый. А вот грубое окружение неспособно понять и оценить ее «маленького принца» или «нежную принцессу».

Или, напротив, ребенок очень активен, схватывает все на лету, делает намного быстрее других, но учителя и одноклассники «почему-то» несправедливы к нему. И в первом, и во втором случае работать нужно не столько с ребенком, сколько с мамой.

Достаточно часто родители сами культивируют в своих детях «манию отличия», формируют из своих не таких уж особенных отпрысков неудобных, трудных, не любимых ни сверстниками, ни учителями изгоев.

Откуда берутся «белые вороны»?

К сожалению, очень часто родители рискуют сами сделать из своего ребенка «белую ворону». Ребенок, несомненно, находится в своеобразной группе риска:

· Если в семье принято постоянно противопоставлять себя другим людям: мы лучше, хуже, правильнее, беднее, богаче, умнее; мы — старожилы или, напротив, люди приезжие и т.д.

· Если семья живет замкнуто, и в ней к посторонним относятся всегда с подозрением как к источнику возможных неприятностей и даже опасностей.

· Если критиковать окружающих — это привычный способ общения между взрослыми.

· Если ребенка принято постоянно сравнивать со сверстниками и повторять, что он не такой, как все: сильнее, слабее, болезненнее, умнее, глупее.

· Если ребенок привыкнет, что он всегда прав, а во всех конфликтах и неурядицах виноваты окружающие.

· Если он воспитывается в неполной семье, и родитель сознательно или подсознательно стремится «замкнуть» сына или дочь на себя.

· Если ребенок становится для родителей (или одного из них) средством самоутверждения.

· Если малыш воспитывается мамой (бабушкой), которая сделала из этого смысл своей жизни.

· Если престарелые родители делают из ребенка «маленького старичка».

· Если в семье преобладают крайности в методах воспитания. В равной мере опасны как вседозволенность и попустительство, так и жесткий авторитарный стиль, постоянная критика ребенка.

· Если малыш ограничен в общении со сверстниками и преимущественно довольствуется компанией взрослых.

· Если в семье существуют серьезные психологические проблемы между взрослыми.

· Если родители в грубой форме пытаются «переломить» некоторые врожденные качества ребенка вместо того, чтобы мягко их корректировать и создавать условия для развития альтернативных качеств.

Когда начинать беспокоиться?

У родителей нет повода для серьезного беспокойства, если ребенок доволен жизнью и не озабочен тем, что он «не такой»; не угнетен и не агрессивен; у него нормальные отношения со сверстниками, а его особенности не отталкивают от него других детей; он умеет общаться со взрослыми, подчиняться и слушаться; не противопоставляет себя окружающим, не видит вокруг врагов, доброжелателен и уважителен к людям; если идеи, что он в чем-то не такой, появились у него в переходном возрасте, что совершенно нормально.

У родителей есть серьезный повод заподозрить, что их ребенок — «белая ворона», если он испытывает чувство отчуждения и отверженности, стал изгоем в детском коллективе; есть подозрение, что у него развился синдром жертвы, которым он провоцирует сверстников на то, чтобы его обижали; он привык привлекать к себе внимание нездоровыми способами (кривляется, дразнится, задевает тех, кто сильнее его); он не имеет друзей среди сверстников; всегда обо всех отзывается плохо.

Что делать, если вас мучают сомнения, что ваш ребенок не такой, как все:

· Постарайтесь как можно более четко сформулировать, в чем именно вы видите отклонения от нормы в поведении и развитии вашего малыша;

· Поинтересуйтесь у психолога или в любом пособии по возрастной психологии, не подпадает ли «особенное» поведение вашего ребенка под норму для его возраста;

· Задумайтесь о том, что именно является для вас поводом для беспокойства: то, что вашего малыша критикуют окружающие; у него плохие оценки; сложные отношения со сверстниками или же он просто создает некоторые неудобства взрослым; не оправдывает ваших надежд и не тешит ваше самолюбие;

· Проанализируйте, не культивирует ли кто-нибудь из семьи идеи «особенности» ребенка;

· Постарайтесь поместить ребенка в адекватную его запросам среду: «слишком умного» — в спецшколу для одаренных детей; ребенка, который «не тянет» точные науки — в гуманитарный класс; непоседу — в спортивную секцию; тихоню — в кружок рисования. Важно, чтобы ребенок обязательно имел возможность общаться с детьми, у которых похожие интересы, и привыкал чувствовать себя на высоте.

· Но одновременно нужно заботиться о том, чтобы ребенок развивал и те качества, которых ему не хватает (усидчивость, умение играть с другими детьми, готовность делиться, способность считаться с интересами других и др.);

· Если у вашего ребенка сложности в общении возникают только дома, то ищите истоки проблемы во внутрисемейных отношениях, а не в ребенке.

· Если вы чувствуете, что не справляетесь с ситуацией, обязательно проконсультируйтесь с невропатологом и психологом относительно вашего сына или дочери.

Источник: https://zn.ua/SOCIETY/moy_rebenok__belyy_voronenok.html

Татьяна Чебодаева: «Ваш ребенок не такой, как все» — эти слова научили меня по-настоящему любить

мой ребенок не такой как все

Татьяна Чебодаева, руководитель Центра развития, социальной адаптации и реабилитации детей с особенностями физического и психического развития «Полина».

В социальных сетях ее можно найти под хэштегом #полинабудетходить. В этих простых словах чувствуется безграничная вера и огромная безусловная любовь матери к своему особенному ребенку.

Но пять лет назад Татьяна, как и многие родители, узнав диагноз новорожденной дочери (ДЦП), впала в длительную депрессию и чуть не потеряла семью. Это сегодня она уверенная в себе, жизнерадостная мама и бизнес-леди.

Как выйти из кризиса и что точно не стоит делать семьям, попавшим в подобную ситуацию, Татьяна рассказала «Шансу», опираясь на собственный опыт.

Занятия в центре начинаются после обеда, поэтому, пока Полина в руках опытных специалистов, Татьяна может спокойно со мной побеседовать под кофеек.

– Мне хочется уделить больше внимания мамам особенных деток, потому что чаще всего они – мамы – остаются с проблемой один на один. Так было и со мной. Я постоянно искала информацию, жила в состоянии «я, интернет и мой ребенок», ушла в проблему, забыв, что у меня есть муж и старший сын, вообще не воспринимала друзей. И это моя большая ошибка.

Была ли полезна информация из интернета? Куда можно было обратиться за помощью, к кому?

– В Абакане, обойдя многих массажистов и реабилитологов, мы пришли к выводу, что нужно ехать на реабилитацию в другой город. Когда Полине было шесть месяцев, поехали в Челябинск. На этом я не успокоилась и, начитавшись информацию в интернете, решила, что поеду к китайским специалистам, так как на форумах писали, что они лучше разбираются в ДЦП.

Помогли?

– Собрав деньги по родственникам и друзьям, опять поехали на реабилитацию, но прошли ее не до конца, дочь заболела, результатов мы не получили. И тогда я поняла, что все детки разные и надо искать своих специалистов и ту методику, которая ребенку подходит, все индивидуально.

Поиски продолжились?

– Да. Следующая реабилитация была в Барнауле. На том курсе я познакомилась с инструктором АФК (адаптивная физическая культура), мне очень понравилось, как он занимался с детками. И тогда я увидела первые результаты: Полина начала самостоятельно переворачиваться. Потом я этого человека пригласила в Абакан.

Татьяна, получается, что ты методом проб и ошибок собирала по всей России и привозила к нам в Абакан тех специалистов, которые помогли твоему ребенку, а значит, могли бы помочь и другим таким же детям?

– Получается так. Думаю, сейчас намного легче родителям, в частности, мамам, в плане того, что я создала в соцсетях наши местные группы поддержки, где мы все общаемся, делимся друг с другом информацией. А тогда даже такого общения не было. И вот теперь в нашем городе есть центр помощи особенным детям.

Сейчас я с ребенком никуда не езжу, занимаемся в нашем центре, к нам приезжают разные специалисты. Это очень удобно и детям, и родителям.

Например, у нас работает специалист по суставной гимнастике из Челябинска, а также в центре проходят занятия с логопедом-дефектологом, психологом, коррекционно-развивающие занятия и т.д.

Какой главный совет дала бы мамам?

– Во-первых, я поняла, почему мужья уходят из семьи. А это происходит очень часто. Женщина зацикливается на проблеме, не получая той поддержки от близких, которой хотелось бы, и все ложится на ее плечи. Но! Чем дольше она будет находиться в таком состоянии, тем сложнее будет ее семье. Я сама прожила в таком режиме год, а бывают очень часто случаи, когда это длится и пять, и десять лет.

Как ты вышла из этой депрессии?

– Все очень просто: мне помог спорт. Нам же постоянно приходится носить детей на руках, у меня начала спина болеть, голова, плюс депрессия, год была в слезах – в общем, ужасное состояние. Мне уже самой требовалась помощь специалиста. Врач посоветовал мне бассейн, еще я сама начала ненадолго ходить в спортзал и понемножку вышла из кризиса.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как сделать слинг из шарфа

Как думаешь, какая главная ошибка родителей, когда они узнают неутешительный диагноз своего ребенка?

– Многие сразу бегут в интернет, а ведь там очень много разной, порой противоречивой информации. Ни в коем случае не нужно примерять на себя, все ведь индивидуально. А еще нужно понимать, что ребенку больная, вечно плачущая мама ничем не сможет помочь. Ведь он чувствует состояние мамы: комфортно маме, хорошо и ребенку.

И самое главное. В основном родители делают как? Собрали деньги, назанимали, взяли кредит, продали машину и т.д. и поехали на дорогостоящую реабилитацию на два-три месяца.

Возвращаются, делают перерыв на полгода, не занимаются с ребенком в это время, а потом опять все силы и средства бросают на очередную реабилитацию. Мое мнение: лучше заниматься понемножку, но постоянно, не тратя огромных средств и моральных и физических сил. Это то же самое, что в спорте.

Ведь, чтобы накачать пресс, мы же не занимаемся, например, две недели, а потом два месяца отдыхаем. Если уж начали заниматься, поддерживать форму, то делаем это постоянно.

И еще. Мне врачи сказали, что мой ребенок никогда не будет ходить. И если бы я сама ничего не делала, Полина сейчас лежала бы, но на данный момент она ходит с опорой. А я чувствую себя комфортно: занимаюсь собой, мужем, семьей, развитием центра. Времени и сил на все хватает.

Что радует?

– Моя история – одна из тысяч похожих друг на друга и одновременно таких разных родительских судеб. «Ваш ребенок не такой, как все», – эти слова перевернули мою жизнь и жизнь моих близких, изменили мою профессию, ценности, распорядок, цели и перспективы, научив меня по-настоящему любить. И это осознание радует меня.

Что огорчает?

– Конечно же, то, что сейчас детей с ограниченными возможностями становится больше. Но тут уж ничего не поделаешь, надо только принять этот факт и жить дальше. Я всем сердцем желаю вам, родители, найти свой путь, обрести счастье и истинную любовь к своим чадам.

Источник: http://mail.shansonline.ru/index.php/chtivo/item/513-tatyana-chebodaeva-vash-rebenok-ne-takoj-kak-vse-eti-slova-nauchili-menya-po-nastoyashchemu-lyubit

«Мой ребёнок не такой!»: как принять ЛГБТ-ребёнка

мой ребенок не такой как все

Если ребёнок чем-то отличается от сверстников, он может стать жертвой буллинга. Как помочь аутичным ЛГБТ-детям его избежать? Наш блогер, правозащитник аутичных людей Айман Экфорд, рассказывает, кто такие ЛГБТ-подростки, отчего зависит ориентация человека, когда она формируется и почему не стоит агрессивно реагировать, если ребёнок признаётся, что он принадлежит к ЛГБТ-сообществу.

Первый класс. Рассылка

Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

Кто такие ЛГБТ-дети и подростки?

Это те, кто не вписывается в существующие в обществе представления о том, что значит быть правильной «девочкой» и правильным «мальчиком», но не из-за того, что они не вписываются в гендерные стереотипы, а из-за того, что они другие.

Это гомосексуальные подростки, то есть те, кого привлекают (в сексуальном, романтическом и/или эротическом смысле слова) люди своего пола и гендера, или бисексуальные подростки — те, кого привлекают другие люди вне зависимости от их пола и гендера. Истории о том, что мальчики могут любить или хотеть только девочек, а девочки — только мальчиков, не для них.

Именно этими историями пропитана вся наша культура: от популярных песен до детских сказок, до телесериалов и учебников истории.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, сексуальная ориентация обычно проявляется в момент полового созревания, и, согласно МКБ-10 (которая ратифицирована в Российской Федерации) и МКБ-11, гомосексуальность и бисексуальность не являются болезнью, но из-за нехватки информации многие ЛГБТ-подростки в момент осознания своей сексуальной ориентации не понимают, что с ними происходит, и чувствуют себя больными и неполноценными. Особенно на фоне нагнетаемой государством гомофобии. Это приводит к депрессиям и тяжёлым проблемам с психическим здоровьем, а иногда к суициду, особенно если их не принимают близкие.

Что значит буква Т в аббревиатуре ЛГБТ-подростки?

Это — трансгендерные дети и подростки, те, чья гендерная идентичность не соответствует той, которая у них была при рождении. Когда ребёнок рождается, врачи и родители смотрят на его гениталии и решают, мальчик это или девочка. Вот только иногда — примерно в 1% случаев — они ошибаются.

Некоторые люди, которых при рождении посчитали мужчинами чувствуют себя женщинами, а некоторые женщины (и девочки) понимают, что они мальчики. Есть ещё небинарные люди, вроде меня. Это те, кто не вписывается в рамки «мужского» и «женского» гендера и воспринимает себя не как мужчину или женщину, а как человека, живущего вне этих категорий.

Некоторые трансгендерные люди осознают свою трансгендерность во взрослом возрасте, как создатели кинотрилогии Матрица, известные режиссёры и сценаристы сестры Вачовски.

Некоторые трансгендерные люди понимают свою гендерную идентичность в раннем детстве — в три-четыре года

Разумеется, не все могут сразу разобраться, какого они гендера, особенно при давлении общества, которое вынуждает всех принять приписанный при рождении гендер, но трансгендерные дети и подростки обычно не ошибаются. Согласно масштабному исследованию специалистов из института Вашингтона, трансгендерные дети практически всегда знают, кто они. Только из-за неприятия семьи юные трансгендеры, как и ЛГБ-подростки, зачастую обзаводятся огромным количеством психических проблем.

Знаю это на личном опыте, потому что, хотя при рождении меня посчитали девочкой, я была небинарным трансгендерным ребёнком в очень консервативной православной семье. Семейное давление и насилие чуть не довело меня до самоубийства, сделало на несколько лет недееспособной и привело к последствиям, которые я всё ещё разбираю у психотерапевта спустя пять лет после того, как уехала от родителей.

Поэтому тема принятия ЛГБТ-подростков для меня особо важна. Я уже писала статью об этом для своего блога. Как аутичный ЛГБТ-человек, я посвятила её тому, как родители могут поддержать аутичных ЛГБТ-подростков. Среди аутичных людей ЛГБТ даже больше, чем среди неаутистов. Недавно я перечитала на эту статью и поняла, что большинство советов универсальны.

Они подходят для родителей любых ЛГБТ-подростков, вне зависимости от их нейротипа.

Айман Экфорд:

«Прежде всего, поймите что в гомосексуальности, бисексуальности и трансгендерности нет ничего плохого. В этом нет ни вашей вины, ни вины вашего ребёнка.

Мы не выбираем, с какой сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью нам жить, но даже если бы выбирали, что бы это меняло? Гомосексуальность, бисексуальность и трансгендерность сами по себе не вредят ни человеку, ни окружающим его людям, так что даже если бы это был бы сознательный выбор, это не делало бы человека неправильным, и не доставляло бы ему никаких проблем. Проблемы приходят, когда общество старается нас переделать или дискриминировать. Именно поэтому, согласно статистике, каждое четвёртое подростковое самоубийство совершают ЛГБТ-подростки.

Школьная травля, насилие со стороны сверстников, а главное — отвержение близких доводит большинство из них до отчаяния

Дети и подростки полностью зависят от взрослых и не могут самостоятельно обратиться за помощью, поэтому даже в самой тяжелой для вас ситуации помните, что у вас огромная власть над ребёнком, которой вы не должны злоупотреблять. Если ребёнок сообщает, что он гей, лесбиянка, бисексуал или трансгендер, постарайтесь воспринять идентичность ребёнка всерьёз и сдержать негативные эмоции, даже если они у вас есть.

Разберите позже свои чувства с друзьями или с негомофобным психотерапевтом. Любая ваша некорректная фраза, насмешка или обвинение ребёнка в травли, которой он подвергается, может толкнуть его к непоправимому. Как и попытки заставить ребёнка ходить в школу, где его мучают. Если ребёнку плохо в школе, лучше переведите его на домашнее обучение (если, конечно, он этого хочет).

Согласно российскому законодательству у вас есть такая возможность.

Принятие нетипичности ребёнка и отказ от обычной социализации может показаться странным советом, но как сказала мать Кимберли Шаппели, четырехлетней трансгендерной девочки: «лучше, если у тебя будет странная дочь, чем мёртвый сын». Очень советую прочесть личный опыт матерей, чьи дети рано поняли, что они трансгендеры, особенно если вы, как и эти родители, живёте в консервативном окружении:

1. «У меня было четыре мальчика, пока один из них не сказал мне, что она — девочка», — история консервативной христианки Кимберли Шаппели, которая научилась принимать свою трансгендерную дочь Кай.

2. «Мама трансгендерного ребёнка учится любить», — история женщины из консервативной христианской среды, которая научилась принимать трансгендерного сына Иззи ради спасения его жизни и психики.

Подобный опыт может помочь вам понять, что вы не одни».

Джеймс Эллис:

«Я бы посоветовал всегда помнить, что кем бы ни был ребёнок, он — не ошибка, он прекрасен и уникален таким, какой он есть, и посоветовал бы поддерживать его, несмотря ни на что».

Влад Н.:

«Любить детей, несмотря ни на что. Просто любить».

Алхимик:

«Пожалуйста, не предавайте нас! Если вы защищаете идею, которая убивает ребёнка, то вы убиваете ребёнка своими руками. Абстрактные идеи о том, „как правильно“, никак не согреют вас, если ребёнок совершит самоубийство по вашей вине».

Александра Б.:

«Не паниковать! Это не самое страшное, что может случиться в вашей жизни. Важно понимать ребёнка и принимать таким, какой он есть».

Шиповник:

«Если не можете принять ориентацию своих детей, то хотя бы не мешайте им жить. Не говорите обидных вещей, лишний раз промолчите. Вам, возможно, понадобится время, чтобы оправится от шока, что ваш привычный мир разрушен. Через неделю или месяц вы сможете рассуждать здраво. Через полгода поймёте, что можете повлиять только на отношения с ребёнком. Ничего страшного не произошло с дочерью или сыном.

Они такими были всегда: и год назад, и два года назад — только вам не говорили. Вы любили ребёнка год назад. Смотрите с любовью на него и сейчас. Вы просто больше о нём узнали. Изменить его вы не сможете. Изучите волнующую тему, попросите детей дать вам статьи на тему ЛГБТ. Почитайте про гомофобию. Представьте, каково вашим детям. В каком уязвимом положении они оказались.

Они нуждаются в вашей поддержке и спокойном отношении».

Adeger R.:

«Не ищите проблему там, где её нет и просто поддержите детей. Меня действительно удивляет, что некоторые воспринимают любой гендер/ориентацию, отличную от цис-гетеро, как проблему и чуть ли не трагедию. В этом нет ничего необычного, в этом нет ничего ненормального. Конечно, ЛГБТ-детям нужна поддержка, ведь их жизнь порой бывает очень непростой. Но ведь поддержка — это то, что родители должны давать детям независимо ни от чего, разве нет?»

Лисандер Дувал:

«Не слушайте тех, кто говорит вам, что ребёнок стал геем, бисексуалом или трансгендером из-за неправильного воспитания. Квир-люди появляются в самых разных семьях, вне зависимости от воспитания и образования!»

Помните, что это ваш ребёнок остался прежним. Если из-за воспитания вы, как и мои родители, считаете, что ЛГБТК-люди являются монстрами, демонами и в корне испорченными людьми, не надо делиться подобными мыслями с ребёнком. Это может нанести ему серьёзный вред, привести к депрессии или самоубийству. Я знаю, о чём говорю.

Вместо этого постарайтесь отказаться от субъективных оценок и просто слушайте то, что говорит ребёнок. Если то, что он говорит, вас смущает или даже шокирует, пожалуйста, не говорите ничего, находясь под влиянием эмоций, чтобы не навредить. Ждите того момента, когда вы будете готовы по-настоящему принять ребёнка. Время поможет.

Просто слушайте и говорите, что вы его любите.

Примечание: Все, кроме меня и Лисандра Дувала использовали псевдонимы, частично из соображений безопасности.

Рисунок: Mark Ryowi | Art

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://mel.fm/blog/ayman-ekford/43216-moy-rebenok-ne-takoy-kak-prinyat-lgbt-rebenka

«Что с ними такое?» Психолог о детях с особенностями

Инна Конаныхина: Мне бы хотелось обратиться к родителям особенных детей и посоветовать им признавать эти особенности. Потому что уход от проблемы и позиция «нет, у нас все нормально» не облегчает ребенку жизнь, а наоборот, мешает ему развиваться.

Любая особенность — это не хорошо и не плохо, это просто немного другой путь. Но если родители не признают этого пути, то ребенок лишается возможности социализироваться и получить квалифицированную помощь, поддержку и признание. Чем раньше произойдет диагностика, тем проще будет ребенку.

Главное — не уходить от проблемы.

Сейчас в нашем обществе леворукость не считается отклонением. Это просто то, что признают за человеком, и никто это не осуждает. Точно так же стоит признавать и другие особенности. Не нужно сразу думать: «Мой ребенок не такой, как все. Все плохо». Это не так. С любым заболеванием можно научиться работать, жить и быть полноценной частью социума.

Родителям в момент принятия особенности своего ребенка очень важна поддержка. Я советую им обратиться к хорошим специалистам и прочитать побольше качественной литературы о заболевании, не доверяя непроверенным источникам в интернете. Часто бывает, что на одних сайтах пишут: «Жизнь кончена, ваш ребенок ничего не сможет», а на других: «Ой, да подумаешь, мой ребенок тоже только в шесть лет заговорил». Не нужно впадать в крайности, необходимо найти золотую середину.

Почему мы работаем с особенными детьми?

Максим Натапов: В One! International School мы создаем условия интегрированности. Для нас это часть социальной ответственности — мы хотим работать с разными детьми, готовы помогать им на всех этапах, а также создавать рабочие места для взрослых с особенностями.

Мы хотим, чтобы в каждой нашей группе был один инклюзивный ребенок. Это формирует более правильную модель мира, помогает нашим воспитанникам вырасти людьми, способными сопереживать, знающими, что такое эмпатия, готовыми принять других людей и отнестись к ним с пониманием и вниманием.

А особенным детям это помогает вырасти не изолированными от общества, а включенными в него.

Как говорить со своим ребенком о детях с особенностями?

Инна Конаныхина: Зачастую наши дети оказываются толерантнее нас самих.

Когда особенный ребенок приходит в группу, дети относятся к нему с большим любопытством и начинают задавать вопросы: «А что с ним такое?», «Почему он так себя ведет?», «Почему он так выглядит?» Это мы, взрослые люди, делаем вид, что не обращаем внимания на человека на коляске или на человека, чье поведение кажется нам «не таким».

Дети не боятся спрашивать. Мы рассказываем им, что все мы разные. Но этот человек, который пришел к нам в группу, точно так же хочет с нами дружить и общаться. Этого детям достаточно, они прекрасно все понимают и начинают сами помогать такому ребенку и дружить с ним.

Обратная сторона — это родители обычных детей. Все мы ориентированы на толерантность, но как будто бы не здесь и не сейчас. На появление непохожего на других ребенка некоторые родители реагируют так: «Я без претензий, но» Отличия и особенности не должны разъединять нас — именно взрослым стоит пересмотреть свой взгляд на ситуацию и подать пример своим детям.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/123781

Почему мой ребенок не такой как все? | Жизнь прекрасна! Онлайн-журнал о позитивной жизни

Об этом периодически думают если не все, то очень многие родители. Когда наш ребенок ведет себя не так, как ожидается, делает не то, реагирует не так или наоборот, не делает то, что все остальные дети уже делают в этом возрасте, то у нас возникает два вопроса. Первый: что с моим ребенком не так? Второй: что я упустила, где ошиблась как мама? Давайте попробуем порассуждать и разобраться.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Начало пропадать грудное молоко что делать

Кто эти «все»?

Начнем со слова «все». В отчаянии или в гневе, мы говорим что-то вроде «Все дети это делают!». Но объективно говоря, мы делаем свои выводы, основываясь лишь на наблюдении некоторых других детей, а также на общих представлениях о том, что такое правильный ребенок.

Скажем так, есть большая группа детей, которая в два года рассказывает стихи, и есть такая же большая группа, которая говорит на своем, «птичьем» языке.

Кто более нормален и правилен, если в обоих группах детей примерно поровну, и к школе разница между ними сгладится до минимума?

Наша выборка в целом сводится к трем-пяти знакомым детям, про которых мы знаем, что, например, они выразительно читают стихи на табуретке. При этом мы забываем, что не видим проблем этих детей. А в том, что не бывает детей без особенностей, я уверена. Бывают лишь недостаточно внимательные родители.

Ты никогда не будешь достаточно хорош

У меня двое детей. Они разные и оба в чем-то не вписываются в нормы. И что меня тревожит — так это то, что даже две любящие бабушки не принимают их такими, какие они есть. Особенно старший, дошкольник. Я часто критикую сына, ведь он кажется мне таким большим по сравнению с младшей. Но пообщавшись с бабушками, понимаю: моя критика — ничто по сравнению с их мнением, мнением представителей общества.

Я принимаю своих детей как есть и не ищу в них дефектов. Я вижу их особенности и склонности, чтобы помочь там, где необходимо.

И иногда думаю, если мне больно от мысли, что родные не принимают детей, то что будут чувствовать дети, особенно став чуть старше? Почему наше общество настолько нетерпимо в отношении любых, даже малейших различий?Сравнивать с эталоном, оценивать и порицать «отстающих», «не таких» — это любимое занятие скучающих граждан.

Должны ли мы, мамы, идти на поводу у этих людей и перенимать их точку зрения на собственного ребенка? Думаю, нет. Я думаю, в наше время именно мы, родители, должны изменять общую ситуацию в обществе. Мы должны говорить о принятии, о важности понимания всех детей, не только «нормальных». Мы должны прямо высказывать свою точку зрения окружающим: да, мой ребенок отличается, но это не делает его хуже. Не такой — не значит хуже.

Когда нас и ребенка оценивают негативно, мы переживаем. Начитаем изучать статьи, таблицы норм. Пытаемся понять, все ли в порядке, вписывается ли ребенок в заданные обществом, психологами, педагогами и докторами, рамки. Хорошо, если это так! Это успокаивает и доказывает: все хорошо, я справляюсь, мой малыш растет и развивается как надо. А что если нет?

Если ребенок не вписывается в нормы

Однажды вдруг видишь в своем ребенке нечто пугающее. Какой-то симптом, тревожащее поведение или физическое проявление. Что это — непонятно, спросить страшно, потому что боишься самого ответа. И не можешь поделиться опасениями с близкими, потому что знаешь — легче не станет, а возможно, станет только хуже. Если у вас тревожные бабушки, они с ума сойдут и вас сведут.

Непринятие обществом давит на ребенка и лишает веры в свои силы

Что делать? Мой главный совет — пересилить страх, посмотреть ситуации в лицо и постараться найти ответ.

Отыскать варианты ответов можно в интернете, перечислив симптомы, которые вас тревожат, а подтвердить или опровергнуть ваши опасения поможет хороший специалист.

По статистике, чаще всего мам пугает неожиданное, «неадекватное» поведение детей, особенно старших дошкольников и школьников, но мало кто ищет хорошего детского психолога, ограничиваясь в итоге только анонимным общением на форумах мам.

Но как бы вам ни было страшно — сходите к специалисту. Только так вы сможете принять существующую ситуация, перестать мучиться неизвестностью и наконец начать действовать, реально помогать своему ребенку, как и подобает матери.
Такой как все: быть или не быть

На данный момент меня как маму заботит вот такой вопрос: а что, если в попытках любой ценой приблизить ребенка к некой «стандартной модели нормального ребенка», мы что-то в нем рушим? Вдруг он теряет что-то важное, что отличает его в лучшую сторону?
Мы постоянно твердим фразу «все дети разные», но при этом хотим, чтобы они не сильно отличались друг от друга. Чтобы они всё делали одинаково хорошо и вели себя тихо и скромно.

Категорическая невписываемость в рамки

Вспомните себя в детстве, подростковом возрасте и юности. Меня, например, очень долго заботило, что обо мне подумают, как я выгляжу. Я тратила много усилий на то, чтобы вписаться в коллектив, быть не хуже других, не делать и не говорить глупостей. Но все равно, периодически контроль над собой ослабевал и я делала что-то, что делало меня объектом пристального неприязненного внимания. «Что со мной не так?» — думала я в такие моменты. Сейчас я знаю ответ.

Будучи подростками, затем молодыми людьми, мы изо всех сил стараемся уложиться в определенные рамки, успешно влиться в желаемый круг общения. Но у кого-то это получается легко, а у кого-то значительно сложнее. Я называю это «хроническая невписуемость». Ваше «Я», ваша настоящая личность оказывается больше и шире дозволенных норм, отсюда и все казусы, заставляющие потом стыдиться себя же.

Мы хотим быть принятыми, чтобы нас любили и радовались нам, и потому становится вдвойне больно, если не получается.

Есть еще один важный момент стремления быть «нормальным», стремления, заложенного обществом, родителями и поддерживаемом уже вами, — проблема с поиском своего «Я».

Однажды, годам к 30, взрослый человек спрашивает себя: стоп, а где тут, во всех этих рамках, заботе об имидже и прочей мишуре, сам я? Кто я и чего на самом деле хочу? Почему я несчастен с тем, что имею? Как мне обрести себя? И чтобы собрать себя настоящего, не задавленного условными рамками нормальности, люди тратят время и деньги, силы. Пока вдруг не выяснится, что твое счастье — в том, что ты любил делать в детстве и юности, но тебе говорили, что все это глупости.

Или посмотрите на другую картинку. Вокруг вас — сотни людей, в детстве считавшихся нормальными, хорошо вписывающихся в рамки. У кого-то и золотая медаль за школьные успехи есть.

Но многие ли «нормальные дети» с примерным поведением и приличными оценками в дневнике стали успешными, умными, интересными взрослыми? Если спустя 15 лет после окончания школы повстречать своих одноклассников, выясняется, что после окончания школы большая часть из них идет по проторенной дорожке Часто быть нормальным — означает быть скучным и предсказуемым.

А для своих детей мы хотим, чтобы они выросли и жили значительно более интересной и полной жизнью, чем мы. И иногда само это стремление — желать большего, чего-то не такого, как эта повседневность, уже выводит вас и ребенка за рамки «нормальности».

Так что же нам делать с «не такими» детьми?

И теперь, когда нам стали известны основные подводные камни бытия «таким как все», нужно выработать план, что делать с детьми, действительно не вписывающимися в нормы.

1. Примите своего ребенка таким, какой он есть. Независимо от того, что с ним, что вам или обществу в нем не нравится. Отличие мамы от общества в том, что общество говорит: «Ты не такой. Исправься или мы не примем и не полюбим тебя». Мама говорит: «Я люблю тебя просто потому что ты мой ребенок. И я могу помочь тебе стать лучше».

2. Есть вещи, которые можно изменить, например, пробелы в знаниях и умениях. Для этого нужно только больше времени и усилий, особенно со стороны родителей. Ведь нельзя просто сказать «прекрати и стань лучше!» чтобы ребенок волшебным образом сам поменялся. Нет, это работа для вас обоих.

А есть вещи, которые вы не можете изменить, потому что это невозможно. Я говорю о физических и психических процессах в организме, о диагнозах и синдромах. В этом случае нужно узнать как можно больше о диагнозе и способах адаптации и реабилитации, о том, как это лечится и что можно сделать.

3. Границы нормы очень размыты. Очень многие состояния не имеют диагноза, но создают трудности детям, в то время как родители не понимают, в чем проблема. Например, если вы прочитаете список симптомов синдрома Аспергера (]]>http://aspergers.ru/node/258]]>), то без труда выловите у себя пять-десять штук. Что из этого последует? Возможно, у вас действительно он есть, но возможно и нет.

Это лишь показатель того, что все мы разные! Мы по-разному воспринимаем реальность и реагируем на происходящее. Упоминаемый мной синдром Аспергера кто-то считает высокофункциональной формой аутизма (пугает, правда?), но многие исследователи вовсе не относят этот синдром к болезням — потому что это может быть всего лишь особенность мозга, не делающая человека хуже, но делающая его немного другим.

И внезапно могущая стать преимуществом, если знаешь свои сильные стороны.

Задача мамы особенного ребенка (под словом «особенный» я подразумеваю человека, не желающего укладываться в заданные общество рамки) — не критиковать его и не давить, ведь общество и так это сделает за вас, не беспокойтесь, а отследить, записать его особенности и подумать, как это откорректировать. Мягко, с любовью, через игры, творческие совместные занятия, положительную мотивацию.

Найдите подход к своему ребенку и раскройте его потенциал через то, что он любит

4. Ищите сильные стороны. Сначала вы составляете список того, что вас тревожит и продумываете план коррекции. Затем обязательно найдите, в чем таланты и сильные стороны ребенка. Что он любит, умеет, чем интересуется, что делает его счастливым. Счастье — главное слово тут.Гармоничное и сбалансированное развитие выглядит примерно так: вы подтягиваете слабые стороны ребенка, используя его мотивацию и интересы в сильных областях.

Для примера: чтобы улучшить технику чтения сына, я покупаю книжки про машины с наклейками. И хотя он сейчас читает тихо и неуверенно (он дошкольник, но в школе его бы уже запилили замечаниями), я не пристаю «читай громче!». Потому что главное в чтении — вовсе не скорость или выразительность, а понимание смысла и запоминание. И тут у нас все в порядке.

А если кому-то не понравится скорость и громкость — мне есть что ответить этому человеку!

Мама — практически единственный человек у ребенка, который знает его лучше всех. Используйте свою силу и знания во благо ребенка. Тратьте свои ресурсы не на критику, а на созидание. Для чего еще мы нужны?

Юлия Сырых
Дизайнер. Писатель. Мама

Источник: http://lifeisgreat.ru/node/460

«Не такой» ребенок в детском саду. Как помочь малышу?

«Мой ребенок не такой, как все. Где нам найти подходящий детский сад и можно ли нам вообще туда идти?», – с такой проблемой довольно часто обеспокоенные родители приходят к психологу. Однако на деле часто оказывается, что их опасения гипертрофированы из-за отсутствия четких критериев нормы. Родители пытаются оценивать детей, исходя из собственного опыта.

«А вот я в детстве», – субъективная и заведомо провальная оценка собственного ребенка. Современные дети действительно не такие, как мы. Они возбудимы, своенравны, самостоятельны, обладают большим потенциалом, имеют высокие способности. Поколение гаджетов и компьютеров живет в своем ритме, в другом мире, в ином измерении.

Поэтому не нужно паниковать, если ваш ребенок «какой-то не такой». Ему можно и нужно идти в детский сад. Главное – понять, что именно «не так» в вашем ребенке, научиться правильно с ним себя вести и выбрать подходящий детский сад.

Особенности вашего ребенка

У родителей могут вызывать опасения практически любые «особенности» ребенка: гиперактивность или медлительность, замкнутость или эмоциональность, стеснительность или общительность, покладистость или упрямство, молчаливость или болтливость.

Причиной таких «отклонений от нормы» может быть как патология психического развития, так и неправильное воспитание. Но часто таким детям действительно нужна помощь специалистов (детского психолога, логопеда, педагога), общение с детьми, смена обстановки.

То есть все то, что есть в детском саду монтессори.

Что делать, если ребенок слишком замкнутый

Замкнутость – это не патология и не болезнь (если у ребенка нет расстройств аутического спектра), а защитный механизм организма.

Причиной замкнутости может быть:

  • особенность темперамента, природная флегматичность;
  • недоверие к взрослым, вызванное недостатком родительской любви;
  • «ежовые рукавицы», то есть слишком строгое воспитание;
  • сложная обстановка в семье, конфликты между взрослыми и др.

Как помочь замкнутому ребенку

Маленькому «буке» обязательно нужно расширять круг общения. Идеальный вариант для него – детский сад монтессори в Москве. Здесь педагоги уделяют внимание каждому ребенку, умеют с ним «подружиться», наладить эмоциональный контакт, разбудить любопытство и интерес, вовлечь в общественную деятельность. Поэтому оставьте все свои опасения и страхи дома и приходите в детский сад.

Также родителям рекомендуется больше гулять с ребенком на общей площадке, ходить в парк (например, на веревочные аттракционы), искусственно создавать ситуации, в которых ему необходимо общаться с окружающими (уточнить у продавца в магазине стоимость печенья или спросить, где лежат его любимые конфеты «Мишка косолапый»). Учите ребенка проявлять эмоции и рассказывать о своих чувствах:

– Почему ты грустишь? Из-за дождя за окном? А давай нарисуем картинку, на которой дождик закончился и из-за тучки вышло солнышко. Чаще обнимайте его, проявляйте свою любовь.

Что делать, если ребенок гиперактивный

Ребенок может действительно иметь психическое расстройство под названием синдром гиперактивности и дефицита внимания или быть слишком активным. В первом случае «ненормальности поведения» являются следствием функциональных нарушений головного мозга, и они нуждаются в коррекции. Во втором – это чаще неуравновешенность, слабость нервной системы, капризы и своенравность неуправляемого маленького хулигана.

Прежде чем ставить своему ребенку «диагноз», нужно обязательно показать его специалистам: психологу, невропатологу. Но СДВГ – не приговор, а лишь тревожный звоночек для родителей. Психические расстройства этого типа необходимо корректировать. С задачей прекрасно справляются в детском саду Монтессори в Москве.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как градусником помочь ребенку при запоре

Причиной истинной гиперактивности может быть:

  • инфекции, интоксикация внутриутробного периода или первых лет жизни;
  • патология беременности мамы, родовая травма;
  • генетические отклонения и др.

Как помочь гипервозбудимому ребенку

У гиперактивного малыша нет «волшебных кнопочек», на которые можно нажать, чтобы успокоить непоседу, заставить его быть внимательным, послушным, собранным. С таким ребенком должны заниматься специалисты.

Родителям можно порекомендовать отдать ребенка в хороший детский сад в Москве. Критерии выбора: малочисленные группы, наличие логопеда и психолога, много интересных развивающих занятий. То есть все то, что есть в детском саду монтессори.

Также нужно максимально снизить уровень тревожности малыша, упорядочить его жизнь строгим режимом дня, вести себя в любых ситуациях спокойно и доброжелательно, дать ему возможность тратить энергию с пользой, например, на спортивных занятиях.

Что делать, если ребенок неразговорчивый

Неразговорчивость ребенка может быть связана со стеснительностью и замкнутостью, а может быть следствием каких-то страхов, незначительных речевых дефектов, которых молчун стесняется.

Лучшая помощь для такого малыша – работа с профессиональным логопедом (пальчиковая, артикуляционная гимнастика, развитие фонематического слуха, логопедическая ритмика и др.).

Также ему будет полезно общение с детьми в доброжелательной обстановке. Поэтому неразговорчивому ребенку поход в детский сад обязательно пойдет на пользу. В детсаду монтессори созданы подходящие условия, в которых молчуну будет комфортно, он будет чувствовать себя спокойно и уверенно. И быстро из молчаливого буки превратится в разговорчивого болтуна.

Приходите в наш детский сад!

Источник: http://sovushata.ru/ne-takoy-rebenok-v-detskom-sadu-kak-p/

Мой агрессивный малыш или что делать, если ребенок стал агрессивным

Не такой, как все.

Почти в каждой группе детского сада, на каждой игровой площадке, в каждом классе встречается хотя бы один ребенок с признаками агрессивного поведения. Он нападает на остальных детей, обзывает и бьет их, отбирает и ломает игрушки, намеренно употребляет грубые выражения, одним словом, становится “грозой” всего детского коллектива и источником огорчений родителей. Этого ершистого, драчливого, грубого ребенка очень трудно принять таким, какой он есть, а еще труднее понять.

Однако агрессивный ребенок, как и любой другой, нуждается в ласке и помощи взрослых, потому что его агрессия — это, прежде всего, отражение внутреннего дискомфорта, неумения адекватно реагировать на происходящие вокруг него события.

Агрессивный малыш часто ощущает себя отверженным, никому не нужным. Безучастность в этом вопросе родителей и отсутствие понимания с их стороны приводит к нарушению детско-родительских отношений и вселяет в душу ребенка уверенность, что его не любят. “Как же стать любимым и нужным” — неразрешимая проблема, стоящая перед маленьким человечком.

Вот он и ищет способы привлечения внимания взрослых и сверстников. К сожалению, эти поиски не всегда заканчиваются так, как хотелось бы нам и ребенку, но как сделать лучше, привлечь внимание окружение «по-доброму» — он не знает. Агрессивный ребенок, используя любую возможность стремится разозлить маму, воспитателя, сверстников.

Он «не успокаивается» до тех пор, пока взрослые не взорвутся, а дети не вступят в драку.

Родителям не всегда понятно, чего добивается ребенок и почему он ведет себя так, хотя заранее знает, что со стороны детей может получить отпор, а со стороны взрослых — наказание. Чаще всего — это отчаянная попытка со стороны ребенка завоевать свое «место под солнцем». Ребенок не имеет представления, как другим способом можно бороться за внимание взрослых, как защитить себя.

Агрессивные дети очень часто подозрительны и насторожены, любят перекладывать вину за затеянную ими ссору на других. Например, играя в песочнице, двое детей могут затеять драку. Один ни с того ни с сего ударил другого совком. На вопрос же мамы, почему он это сделал, сын искренне ответил: «У мальчика в руках была лопата, и я очень боялся, что он ударит меня».

Такие дети часто не могут сами оценить свою агрессивность. Они не замечают, что вселяют в окружающих страх и беспокойство. Им, напротив, кажется, что весь мир хочет обидеть именно их. Таким образом, получается замкнутый круг: агрессивные дети боятся и ненавидят окружающих, а те, в свою очередь боятся их.

Эмоциональный мир агрессивных детей недостаточно богат, в палитре их чувств преобладают мрачные тона, количество реакций даже на стандартные ситуации очень ограничено. Чаще всего это защитные реакции. К тому же дети не могут посмотреть на себя со стороны и адекватно оценить свое поведение.

Таким образом, дети часто перенимают агрессивные формы поведения у родителей.

Что же такое детская агрессивность?

Понятие «агрессия» произошло от латинского «agressio», что означает «нападение», «приступ». Психологи определяют агрессию как мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам существования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), приносящее физический и моральный ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт (отрицательные переживания, состояние напряженности, страха, подавленности и т.п.).

Возможные причины появления агрессивного поведения у детей.

Причины появления агрессии у детей могут быть самыми разными. По наблюдению детских психологов возникновению агрессивных качеств так же могут способствовать некоторые соматические заболевания или заболевания головного мозга.

Кроме того, как отмечают семейные психологи, огромную роль в формировании агрессивного поведения ребенка играет воспитание в семье, причем с первых дней жизни ребенка.

Социологи и психологи доказали, что в тех случаях, когда ребенка резко отлучают от груди и общение с матерью сводят к минимуму, у детей формируются такие качества как тревожность, подозрительность, жестокость, агрессивность, эгоизм. И наоборот, когда в общении с ребенком присутствуют мягкость, ребенок окружен заботой и вниманием, эти качества не вырабатываются.

На становление агрессивного поведения, по мнению детских психологов, большое влияние оказывает характер наказаний, которые обычно применяют родители в ответ на проявление гнева у своего чада. В таких ситуациях могут быть использованы два полярных метода воздействия: либо снисходительность, либо строгость. Как это ни парадоксально, агрессивные дети одинаково часто встречаются и у слишком мягких родителей, и у чрезмерно строгих.

Исследования психологов показали, что родители, резко подавляющие агрессивность у своих детей, вопреки своим ожиданиям не устраняют это качество, а напротив, взращивают его, развивая в своем сыне или дочери чрезмерную агрессивность, которая будет проявляться даже в зрелые годы. Ведь всем известно, что зло порождает только зло, а агрессия — агрессию.

Кроме того, если родители, наказывая ребенка, со своей стороны используют физическое наказание, то будьте уверены, что ваше чадо в последствии будет активно использовать рукоприкладство среди сверстников, как самый простой способ самозащиты или отстаивания своей точки зрения.

Вывод в данной ситуации напрашивается сам собой – раз родители так поступают – значит это правильно (ведь родители не могут ошибаться), а раз правильно, значит и я могу так поступать.

Если же родители вовсе не обращают внимания на агрессивные реакции своего ребенка, то он очень скоро начинает считать, что такое поведение дозволено, и одиночные вспышки гнева незаметно перерастают в привычку действовать агрессивно.

Интересные статьи по этой теме

Источник: http://www.elena-psyholog.ru/articles/25-moj-agressivnyj-malysh-ili-chto-delat-esli-rebenok-stal-agressivnym

Мой ребенок — не такой, как все! Истории двух гениев, которые в детстве были

— Ты можешь себя вести нормально? — спросила женщина парня лет десяти за соседним столиком. Мальчишка безуспешно предпринимал попытки приклеить кофейную ложечку к веснушчатому носу. И вот наконец, когда ему это почти удалось, мама резко одернула

 — Веди себя нормально!

 — Как нормально? — понурил голову ребенок. Ему явно хотелось победой закончить свой опыт с ложкой.

 — Так, как ВСЕ!

Если ребёнок не такой как все — значит ли это, что он неправильный?

Два примера, две истории, два подхода к детям, которые изменили их жизнь!

Бестолковый гений, который подарит миру связь и свет

Томас Альва Эдисон, американский изобретатель и бизнесмен

Сейчас просто невозможно представить, что человека, подарившего миру телефон, телеграф, электрическую лампу, в школе практически признали неспособным к обучению!

Мальчик появился на свет 11 февраля 1847 года в штате Огайо. Акушер, принимавший роды, предположил, что у мальчика «лихорадка мозга» , поскольку голова младенца была больше, чем обычно у новорожденных.

Но рос ребенок вполне здоровым любознательным баламутом, который постоянно попадал в передряги, чем нередко вызывал недовольство отца.

Когда пришло время отдавать сына в школу, мальчик заболел скарлатиной. Процесс выздоровления затягивался, поэтому обучение проходило в домашнем режиме. Читать, писать и считать Томаса обучала мама Нэнси Эдисон. Она в свое время получила хорошее образование и в молодости работала школьной учительницей.

Наконец ребенка отдали в школу, которой управлял преподобный отец Джордж Ингл, очень строгий учитель. Его методика преподавания была основана на том, чтобы зазубрить предмет и рассказать его классу.

С учителем отношения никак не клеились. Эдисон не хотел зубрить, а затем декламировать заученный текст. Он также не отличался усидчивостью и терпением. Конфликты с учителем, который требовал послушания, заканчивались тем, что Томас убегал домой с уроков, и часто в слезах.

«В классе я всегда был среди последних. Учителя даже не пытались понять меня. А отец, как мне казалось, вовсе считал, что я глуп», — позже скажет легендарный изобретатель.

В школе Эдисон продержался четверть. Родители пытались подыскать парню другую школу. Но после неудачных попыток мать решила заняться обучением сына сама. Хотя по факту мальчик учился самостоятельно, но по тем книгам, которые подбирала его мама. Важным моментом было то, что она не заставляла его слишком много времени уделять дисциплинам, которые ему не нравились — правописанию и арифметике.

«Моя мать была моим творцом, — скажет потом гений. — она поняла меня, она дала мне возможность следовать тому, к чему у меня был интерес и склонность. Она верила в то, что ее сын не «бестолковый неумёха», а маленький человек, который просто нуждается в другом подходе».

Отрекшийся вундеркинд, который хотел быть «как все»

Уильям Джеймс Сайдис выучил азбуку, едва научился говорить. В 6 лет он знал восемь языков, а его IQ достигал фантастических 300 баллов. В 11 лет он уже учился в Гарварде и был признан самым молодым студентом. Уже с малых лет вундеркинду не было покоя от назойливых журналистов!

Мальчик родился в 1898 году в семье иммигрантов из Украины. Его отец Борис окончил Гарвардский университет и преподавал там психологию.  Однажды он решил совместить науку и воспитание сына. Отец занимался с Уильямом по своей методике и считал, что именно благодаря этому мальчик в полтора года сумел прочесть газету The New York Times, а к двум с половиной годам свободно печатал на машинке. 

О юном вундеркинде газеты затрубили, когда Сайдису-младшему было всего шесть. Родители отдали мальчика в государственную школу в Бруклине Там за полгода (!!!) он усвоил семь лет школьной программы! В Гарвард он поступил в девять, но руководство сочло его слишком маленьким для обучения, поэтому к занятиям он приступил в возрасте 11 лет!

Два года, пока Уильям рос до нужного возраста, времени даром не терял. Чем занимался абитуриент? Читал лекции о четырехмерном пространстве в Гарвардском математическом клубе для своих будущих сокурсников и членов клуба.

Имя талантливого ребенка не сходило с первых полос газет начала 20 века! Одни считали, что вундеркиндом Сайдис стал благодаря методике отца. Другие доказывали, что выдающийся ум — это заслуга природы. Кто-то осуждал Бориса Сайдиса за то, что тот лишил мальчика детства и вместо того, чтобы ловить в траве кузнечиков, мальчик пишет трактаты.

Бесконечные интервью, обсуждения в прессе и комментарии противников и защитников привели к тому, что в 1910 году у мальчика случился первый нервный срыв. Его отправили в санаторий, из которого вундеркинд вернулся угрюмым и замкнутым ребенком.

Но все проходит, забывается, а молодой организм восстанавливается. И вот через четыре года, уже будучи юношей, Уильям получил диплом бакалавра искусств.

От него ждали великий открытий. Журналисты пророчили молодому выпускнику изобретения, которые потрясут мир. Давление прессы не ослабевало.  И от этого нервы юноши просто полыхали!

Новый скандал разгорелся после интервью 16-летнего Сайдиса. Репортер Boston Herald додумался выпытывать у подростка подробности его сексуальной жизни. Тот искренне, с юношеским максимализмом, принался, что дал обет безбрачия.  «Сенсацию» подхватила The New York Times и над личной жизнью Уильяма глумилась вся Америка.

Газеты то и дело писали о его «плохих манерах» (можно представить, как вел себя молодой человек с надоедливыми репортерами), неумению общаться с дамами, а также о насмешках со стороны студентов (в конце 1915 года Сайдис стал преподавать математику в университете Уильяма Марша Райса в Хьюстоне, Техас)

Журналисты находили все новые и новые поводы для «сенсации», все больше подрывая нервы молодого ученого! Чтобы избежать публичного внимания, Уильям Сайдис забросил науку и часто переезжал из одного города в другой под разными именами.

«Бывший вундеркинд работает оператором счетной машины за 23 доллара в неделю», — взорвались газеты новыми заголовками в 1924 году, когда репортер The New York Herald Tribune нашел Сайдиса в компании на Уолл-стрит.

Еще двадцать лет газеты периодически выходили с первыми полосами, посвященными «увядшему таланту гения», который до конца не раскрыл себя».  Мужчина сначала пытался судиться, отстаивая свои права. А затем просто уединился и никого не впускал в свое личное пространство.

Под конец своей 47-летней жизни, Уильям вел скромное и тихое существование в арендуемой им комнате бостонского общежития. Он писал романы. По вечерам пил чай в любимом кафе. Гулял летним городом. И никому не позволял напоминать о своем гениальном прошлом. Он жил, как все

Хотите знать больше похожих статей? Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

Источник: https://kidsplace.online/ru/kyiv/blog/moj-rebenok-ne-takoj-kak-vse-istorii-dvuh-geniev-kotorye-v-detstve-byli-nepravil-nymi-det-mi

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Мое солнышко
Как лечить горло при беременности

Закрыть